Донесение русского консула в Эрзеруме о поборах с армян

Документы, статьи, картография | Փաստաթղթեր, հոդվածներ, քարտեզներ

Модератор: Marita

Донесение русского консула в Эрзеруме о поборах с армян

Сообщение Ruben » 06.08.2006, 20:17:33

Донесения консула в Эрзеруме
к господину Российско-императорскому послу в Константинополе
от 25 июня 1872 года за № 124


Во время моего путешествия по Эрзерумскому виляету, останавливаясь в селах, местечках и городах, я коротко ознакомился с жизнью и с живыми потребностями народа. Обратив особое свое внимание на повинности турецких подданных вверенного моему наблюдению района, и. ч. представить на благосклонное воззрение Вашего Превосходительства систему всех ныне действующих правительственных сборов и в том числе рекрутского набора.

При этом случае считаю своим долгом оговориться, что если нынешние подати непомерны, систематическая неопределенность, недосказанность и неизвестность их невыносимы, то в особенности несносны для народа фантастически лишь на случайном капризе, личной жадности и вечном невежестве сборщиков и властей основанные способы самого взимания этих сборов. В разных деревнях одной и той же казы или даже одного и того же невзрачного нахие ют же самый налог именуется иначе, взимается иначе, в различном размере, в иные времена года и при иных условиях.

Дело в том, что сборщики собирают деньги лишь бы побольше и погрубее, отвечая перед своей только совестью и распоряжаясь по собственному только своему усмотрению, а подлежащие сбору жертвы уступают по глупости и по своей беззащитности.

Излагая употребительную в крае форму взимания законных сборов и рекрутского набора, я ничем не касаюсь злоупотреблений, которые в свою очередь в начале настоящего года в санджаках [120] Карском, Баязидском, Ванском и Мушском достигли неимоверных пределов. Не более как один месяц тому назад вследствие вопиющих неправильностей прежние мутесарифы всех упомянутых санджаков были сменены самой Портою и на их места назначены из Константинополя люди, если не ошибаюсь, относительно честные и более или менее приличные.

Быстрая смена лихоимцев, назначение честных пашей и приличных чиновников, хорошая часть последних нововведений, появление некоторой надежды на лучшую будущность изнуренного «стада» приписываются всеми здесь людьми как мусульманами, так и христианами, в том числе католиками и даже иностранными моими коллегами, решительному влиянию императорского посольства на турецкое правительство.

Перехожу к самим сборам, но ни к тем, что имеют осуществиться в близком и прекрасном будущем, и ни в тех размерах, как то утверждают на словах вновь прибывшие из Константинополя образованные паши, а к тем налогам, которые ныне существуют на практике и в той пропорции, как я ее застал нынешнего года в апреле и мае месяцах.

А. Сборы, коим, подлежат все без исключения турецкие подданные:

1. Ушр — собственно десятинный сбор со всех произведений почвы. Придумав объяснение, Порта сумела изменить и значительно увеличить десятинный сбор. Вместо одной части с десяти, т. е. 10 %, в 1283 году Порта собрала 15 %; в годах 1284, 1285, 1286, и 1287 правительство взимало по 12 1/2, т. е. восьмицу, а не десятину. Упомянутое объяснение есть следующее: вся земля есть собственность султана, а не землевладельцев. Султан в безграничной милости своей желает дать возможность землевладельцам приобрести свою землю, а поэтому позволяет им откупить оную. При этом Портою было обещано, что по истечении пяти чрезвычайных лет ушр опять будет взиматься в нормальном размере одной части на десять.

Будет ли когда-либо исполнено это обещание или нет, поселяне сомневаются. Будет ли их земля действительной их собственностью, никто не знает.

Отложив в сторону толкования и объяснения Порты, дело в том, что на практике десятина ныне заменена восьмицею.

Таким образом, например, поселянин, собрав 8 арабу сена, уступает правительству одну арабу сена или платит по желанию сборщика взамен натуры 30 пиастров.

Статистика ушра

В 1282/3 году (1865—1866), когда в последний раз ушр был еще действительной десятиной и правительство, согласно курану, довольствовалось 10% со всех произведений почвы, Эрзерумский виляет принес казне; 124 410 золотых турецких лир.

В 1283/4 году (1865—1867), когда десятина была 15 %, этот самый доход едва достиг 152 900 зол. лир.

В 1284/5 году (1867—1868) десятина была 1272 %, правительственный доход был 184 470 зол. лир. [121]

В 1285/6 году (1868—1869), десятина 1272 %, ушр принес 149 930 зол. лир

В 1286/7 году (1869—1870), десятина 1272 %, то ушр доставил 177 782 зол. лир.

В 1287/8 году (1870—1871), десятина 1272 %, ушр доставил 195 000 (?)

Из этой таблицы можно наглядно убедиться, что недостаточна одна алчность турецкого правительства увеличить, вопреки курану и здравому смыслу, число взимаемых процентов, чтобы затем увеличить в математической прямой пропорции и доход. Результат ушра доказал бессилие министерских финансистов, он не столько зависит от 2 или 3 лишних процентов, как в особенности от случайности цен на хлеб и ячмень. Предписать цифру цен вне силы Блистательной Порты. В 1869—1870 [годы] цены на хлеб были двойные и на ячмень были тройные против стоимости хлеба и ячменя 1866—1867 года, ушр и принес 177 782 зол. лир., хотя взимался лишь по 12 1/2 %. В 1866—1867 [годы] цены были низкие, ушр и принес лишь 152 900 зол. лир, несмотря на то что десятина была 15 %.

2. Эмляк или, как он еще называется в деревнях, сальян — налог поземельный, взимается с домов, пахотных земель и лугов, принципиально в размере 4 с 1000. В городах и касабах эмляк взимается довольно близко к определенной пропорции. Домовладелец, отдающий свой дом под наем, платит не 4 с 1000, а 40 с 1000, т. е. 4 % с дохода. С пахотных земель и лугов вышеупомянутая пропорция принимает часто чудовищные размеры и выхолит иной раз не 4, а 9 и более с тысячи. Эта разладица между принципом и практикой происходит преимущественно от негодности застарелых кадастров, которые с каждым годом все более расходятся с реальной сущностью.

Пример:

Поселянин засеял 10 самаров пшеницы и платит за это правительству 200 пиас.

Считая один кот пшеницы в 15 пиас, 10 сомаров ее обходятся в 2400 пиастров. Здешний средний урожай, будучи с2м-десять, мы можем считать ценностью упомянутого посева после снятия его с поля = 24 000 пиастров. Если затем правительство, взяв с этого количества восьмицу, т. е. 3000 пиастров, с остающихся на лицо 21 000 пиастров взимает еще 200 пиас., то сальян есть налог в 9/10 % со сбора и 8 1/4 % с посева.

Статистика. Этот налог доставил казне в

1866/7 г. 1867/8 г. 1868/9 г. 1869/70 г.
73 700 69 300 70 950 69410 зол. лир.

3. Верги и таматту, подоходный сбор, взимается принципиально по 30 с 1000, или 3% с ежегодного дохода каждого жителя.

Армяне и курды его платят, но смысле его и самого расчета большая часть из них отнюдь не понимает. Определение цифры ежгодного дохода какогго-нибудь курда или армянина, самих ничего не смыслящих, зависит от доброй воли и благоусмотрения местных властей. Вообще этот налог окружен непроницаемым туманом. [122]

Статистика его неуловима, если не ошибаюсь, таматту эрзерумского виляета принес казне за прошлый год 16 000 (?) з. л.

4. Хамчур — такса с овец по 3 пиастра поштучно и ежегодно,

В прежнее время за баранов брали 60 пар, четыре года тому назад этот налог был возвышен и взимался в продолжение двух лет по 2 пиастра, с прошлого года и ныне взимают 120 пар, т. е. 3 пиастра с овцы и козы.

Приняв в соображение, что цена барана от 30 до 50 пиаст., козы от 20 до 32 п. (ягненок стоит от 10 до 25 пиастров, козленок от 3 до 10 пиастров), не подлежит сомнению, что нынешняя пропорция хамчура непомерна, она отбивает у поселян желание, в иных местах уничтожают самою возможность разводить стада. Часто случается, что бедный поселянин предлагает сборщику: «Возьми ягненка, возьми козленка — нет у меня денег!» На это сборщики хамчура отвечают: «На что мне твой козленок, он и со шкурой не стоит 3 пиастров. Подавай деньги, наличные деньги!»

Между тем стада всюду мелеют и мало-помалу совершенно исчезают. Козы почти совершенно вывелись. Вследствие этой подати уже укрепившиеся в Мушской долине курды опять все бросают и возвращаются кочевать и разбойничать в Мотку и Хыют, где никто ничего правительству не платит.

Пример: Мушской долины, нахие Чухур, в курдской деревне Нуршин еще в прошлом году существовало 400 дымов, ныне же осталось всего 50 дымов. Эти оставшиеся до поры до времени горемыки в числе (50x7) = 350 душ, не имея от правительства ни малейшей защиты против нападений со стороны независимых курдов Моткинских и Хыютских и не будучи в состоянии отыскать себе насущный хлеб, тоже смотрят в горы. Норшинские курды мне говорили: «В Мотке хорошо, там хамчура нет. В солдаты тоже не берут. Моткинский каймакам хотя и есть, но он туда и показаться не смеет. Он живет и получает жалованье в г. Ахлате».

До прошлого года хамчур отдавался на откуп, в нынешнем году само правительство собрало его и выгадало этим способом 2 010 000 пиастров.

По официальным сведениям, такса на овец относительно санджаков была следующая:

в 1871 году в 1872 году
Эрзерумский санджак 1 697 003 2 233 311
Ванский 2 291169 3 065 926
Мушский 921 124 1 371 661
Чилдырский 870 000 983 246
Баязидский 676 250 827 081
Эрзингянский 848 750 922 071
Карский ………. ……….
Виляет... 7 304 292 пиаст. 9 404 286 пиаст.

[123]

Статистика: Хамчур принес в

1866/7 г. 1867/8 г. 1868/9 г. 1869/70 г. 1870/71 г. (1287/8) 1871/72 г. (1288/9)
48 950 52 030 55 000 77 077 73875 л. 94 875 тур. лир

5. Бейре. С пары быков собирается всюду по одной мерке пшеницы и по одной же мерке ячменя.

Несмотря на все мои усилия, я не мог привести в ясность этот туманный налог.

Дело в том, что он всюду свято существует, употребление же его, кажется, следующее.

Одна из вышеупомянутых мерок, т. е. половина со всего сбора, забирается казной и составляет капитал на какие-то неопределенные и непредвиденные нужды той самой местности, откуда собрано зерно. Другая половина сбора остается зацело на месте и расходуется тоже на неизвестный конец. Меня уверяли, что на эти деньги угощают проезжих турецких мюсафиров (?), следовательно, так или сяк, но бейре расходуется на славу султана.

6. Эхтисаб. При продаже или даже мене рогатого скота, лошади, мула, осла правительство взимает ни с того, ни с сего по 1 пары с одного пиастра с продажной цены, т. е. 1/40 цены.

При этом случае покупатель и продавец обыкновенно сговариваются и, заявив меньшую против действительности цену, стараются обмануть мухтасиба, который в свою очередь, чуя всюду обман, обыкновенно кончает тем, что распорядится по собственному усмотрению, определит самовольно невозможно высокую цену.

7. Сбор с соли в количестве одного пиастра за оку соли.

Всюду поселяне жалуются на дороговизну соли. Судя по экономии и осторожности, с которыми они сохраняют соль, жалобы, как кажется, не лишены основания. Старший хозяин дома обыкновенно носит соль при себе в кармане и во время обеда сыплет щепоточку соли на общий стол. Эта щепоточка соли исчезает мгновенно. Опять просят хозяина, опять хозяин сыплет, но уже полпорции.

Статистика: Пошлина на соль во всем Эрзерумском виляете дала в

1283/4 г. 1284/5 г. 1285/6 г. 1286/7 г. 1287/8 г.
1866—1867 1867—1868 1868-1869 1869—1870 1870—1871
19 800 л. 15 400 л. 20 020 л. 19 140 л. 25 300 л.

8. Такса на табак. В кассу Эрзерумского виляета поступает лишь сбор с мушского табаку. Этот налог за прошлый год доставил казне 22 400 зол. л.

9. Таможенный сбор взимается более или менее правильным образом, но весьма часто случается, что тот же самый товар, уже заплативший пошлину, несмотря на таможенную марку, при переходе с места на место подвергается снова и опять снова той же самой пошлине. В Эрзерумском виляете таможенная пошлина [124] взимается в следующем размере: с достоинства товаров, привозимых из Европы, взимается 8%, с персидских товаров — 6%.

Европейцы, отправляющие товары транзитом из Персии в Европу и из Европы в Персию, платят 1 % с достоинства, персияне за то же самое — 6%. Год тому назад с персиян взималось за то же лишь 4%. С турецких товаров, отправляемых за границу, таможня взимает по 1 % с достоинства.

Статистика: Эрзерумского транзита, т. е. с товаров, идущих из Персии в Европу, взято в

1866/7 г. 1867/8 г. 1868/9 г. 1869/70 г. 1870/71 г.

14303 л. 14190 л. 14410 л. 17050 л. 17840 л.

Весь таможенный сбор за прошлый год вместе с транзитом, который представляет 1/5 всего таможенного дохода, был 89 200 лир. Расход таможни на весь виляет был 23 150 лир. Следовательно, чистый доход = 66 050 лир.

Сбор с рыбной ловли. На Ванском озере в апреле и мае месяцах ловится огромное количество особенного рода маленькой рыбы, похожей на нашу корюшку. Вся ловля на Ванском озере поступает ежегодно на откуп и приносит значительный доход. В каком именно размере, неизвестно.

11. В касабах и городах имеются сверх вышеприведенных сборов еще многие таксы (ресюмат), взимаемый с предметов местного потребления, с торговли и с ремесленников.

Статистика: Ресюмат в

1866/7 г. 1867/8 г. 1863/9 г. 1869/70 г.
15403 15 293 12 543 12 210

Такса на вина и спирты:

неизвестно 1276 979 660

Правительственные сборы за паспорты, процессы, штрафы, гербовые бумаги

14300 14410 7 040 8107 тур. лир.

В. Военная повинность

12. Рекрутский набор, которому подлежат исключительно мусульмане, в настоящее время производится в Эрзерумском виляете при самых нелепых и несправедливых условиях, так как списки подрастающего поколения, имеющего нести военную обязанность, давно застарели и сделались негодными. Тем не менее правительству и в голову не приходит проверить и возобновить эти списки, чтобы с некоторой достоверностью знать настоящую численность мусульманской молодежи в данной местности.

Дело в том, что многие десятки лет тому назад населенные местности ныне опустели, тогда [как] мелкие ныне расширились, появились [125] наконец совсем новые центры — одним словом, все условия существенно изменились, а турецкая военная администрация все еще держится старых своих списков. Таким образом, часто случается, что рекрутская комиссия, имеющая набрать в данном месте, согласно со старыми списками, положим, десять конскриптов с сотни молодых курдов, она и соберет требуемое число, но ни с сотни, которых там вовсе не оказывается, а с имеющихся налицо всего-навсего шестнадцати человек. Понятно, что деревня, теряющая вдруг десять работников на шестнадцать молодцов, неминуемо разрушается. Такое исчезновение населенного места, часто здесь повторяющееся, называется народом «хараб».

В других местах комиссия, согласно предписанию, набирает, положим, пять конскриптов, но опять же не с пятидесяти, как то сказано в старых списках, а с имеющихся налицо трехсот здоровых молодцов.

Предположить, что, быть может, правительству неизвестна негодность старых списков, тоже невозможно, так как рекрутские комиссии, а в особенности военные медики из европейцев ежегодно доносят начальству о неизбежной необходимости возобновить перепись мусульманского населения по данным округам для раскладки в надлежащей пропорции рекрутского набора.

Ни один мусульманин Эрезерумского виляета охотно и добровольно в солдаты не поступает. Курды в критический момент по большей части вместо [того, чтобы] идти в солдаты, поступают в разбойники или бегут в горы, или Персию, или Россию. По миновании опасности они иной раз возвращаются восвояси, где оставляются в покое равнодушными и доброхотными турками.

13. Евкаф. С церковных имуществ правительство взимает одну четверть годового прихода. Этот налог за прошлый год представляет сумму в 6600 т. лир.

С. Подать взимается исключительно с христиан.

14. Бедель, или харадж, взимается в замене рекрутской повинности в неопределенном размере от 21 пиастра до 32 пиастров поголовно и при различных условиях. В различных деревнях и местечках одного и того же нахие весьма часто бедель взимается иначе, в различных размерах, в иное время года и при иных условиях. Как кажется, это есть дело совести мюдира или простого заптие, который часто стучится в дверь и кричит: «Эй, эй, поскорей! 32 пиастра!» — в то время, когда ребенок еще не совсем родился. Иной раз бедный армянин, со слезами на глазах, но с восторгом откликивается докучливому заптие: «Пробирайся, голубчик, у меня родилась дочь!»

В некоторых местах бедель платится христианами с минуты рождения по гроб, в иных местах с 3-х летнего, в других — с 15-и летнего возраста до 60-ти лет. Наконец, самый сносный способ платы беделя в тех местах, где раз и навсегда правительством положена известная цифра, требуемая ежегодно с известной местности, тогда вся община раскладывает рекрутскую повинность по усмотрению, но таких счастливых уголков в Эрзерумском виляете оказывается очень мало. В городах бедель взимается более кротким образом.

В Ване, например, до прошлого 1871 года беделю подлежали все христиане, бедные и богатые, с 15 до 60 лет платили поголовно 21 пиас. 20 пар. В прошлом году Ванский Идаре меджлис придумал странную льготу, от которой ванские армяне сначала пришли в восторг, но потом, раскусив секрет, поняли, что над ними еще издеваются. [126] Ванский Идаре меджлис решил: считать христиан мужского пола группами по ста, в том числе всех новорожденных, молодых и старых, бедных и богатых, из этих ста человек освободить от беделя 25 душ, а с остальных затем 75 человек требовать не 21 пиас. 20 пар, а 27 пиастров 30 пар поголовно. Иными словами, сотня ванских христиан ныне платит ежегодно 2081 пиас. и 10 пар рекрутской повинности тогда как сперва они хотя и платили 2150 пиас., но за исключением детей моложе 15 лет и стариков старше 60 лет. Эти цифры красноречиво доказывают, как турецкие льготы невыгодны для христиан.

В Эрзеруме все без исключения христиане с роду по смерть платят ежегодно и поголовно 21 пиастр. В самом городе Эрзеруме христиан и турецких подданных мужского пола всех исповедований считается всего-навсего 4000 душ, и, следовательно математический бедель должен бы быть ежегодно 84 000 пиас., но мусульманские власти, допуская добровольно, что между христианами города Эрзерума есть же и нищие, и убогие, и пьяницы, у которых действительно не имеется за душой ни одного пиастра, довольствуются сбором 82 000 пиастров. Но и из этой официальной цифры эрзерумского беделя явствует, что с христиан взимается солдатская повинность немилосердно.

Статистика:

1282/3 г. 1283/4 г. 1284/5 г. 1285/6 г. 1286/7 г.
25 960 25 960 24 860 23 650 30 960 (?)

Несмотря на такое изобилие всевозможных сборов и поборов и при полном и абсолютном отсутствии чего бы то ни было со стороны правительства, турки почти ежедневно открывают старое арабское слово, никому из жителей, конечно, не понятное, и ухитряются таким, можно сказать, филологическим способом выманить последнюю пару от злосчастного и беззащитного «стада». Считаю своим долгом повторить, что я отнюдь не касаюсь злоупотреблений. Между филологическими сборами, число коих легион, я привожу один лишь пример сбора, основанного на чисто коммунистическом начале и расхваливаемого донельзя турецкими прогрессистами и журналистами. Занимаемый нас чудовищный налог носит язвительное название «манфаа», т. е. польза. Христиане и мусульмане с воплем отказываются от этой пользы и называют этот cбop «маззара», т. е. вред, тем не менее сбор манфаа был введен везде, где только оказалась возможность силой сломить всеобщее сопротивление.

Основная нелогическая мысль манфаа следующая: заставить богатых добровольно заплатить правительству 4 с 1000 с годового их дохода, а правительство обязуется из этого «добровольно-насильственного» сбора помогать бедным, выдавая им ссуды по 2 1/2 %.

То был и остался по сию минуту коммунистический мираж ни столько по воле самого правительства, как по природной нечестности турецкого чиновного люда. Эти господа или совсем забирали себе деньги из кассы манфаа, или платили сами кассе по 2 1/2 %, а отдавали эти же деньги бедным по 25 и 35 %. Чтобы отбить у бедных всякое помышление на ссуду в 2 1/2 %, они сумели окружить выдачу денег такими формальностями, что потеря времени для поселянина не [127] взвешивала ожидаемую выгоду, и, попусту промаившись две-три и более недели в меркезе, поселянин с радостью принимал наличные деньги с эсконтом 25—30 %, чтобы только мог вернуться к своим полям, где работа не терпела отлагательства.

Таким образом, касса «пользы» ни одному бедному пользы не принесла.

Пример:

В прошлом году Мушский мутесариф Ахмед-бей легальным образом собрал со вверенной ему Мушской долины, под именем Манфаа, 100 000 пиастров. Легальность была соблюдена до поступления 100 000 пиастров в Мушскую кассу, а там Ахмед-бей распорядился нелегально взяв без объяснений себе 80 000 пиас, подарив 10 000 хазнадару Пидросу Арамьяну и разделив остальные 10 000 пиас. на прочих крикунов чиновников. Когда в нынешнем году Ахмед-бей опять предписал сбор манфаа, тогда все богатые отказались платить и пожаловались в Эрзерум и в Константинополь. Вследствие чего Ахмед-бей был сменен. Теперь Мушские жители наивно спрашивают: «А наши деньги?» и «Где же польза?»

Общий итог всего правительственного чистого дохода с Эрезерумского виляета за истекший 1287/8 год можно считать 500 000 турецких золотых лир. Из них, по словам самого мюшира, им уже собрано 82 000 кисе = 410 000 лир и надлежит еще получить 18 000 кисе = 90 000 лир.

С глубоким почтением.

АВПР, ф. «Главный архив V—A2», 1872 г. д. № 1083.

(пер. Д. Джалиля)
Текст воспроизведен по изданию: Джалиле Джалиль. Восстание курдов 1880 г. М. Наука. 1966

© текст - Джалил Д. 1966
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Осипов С. Г. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1966
Аватара пользователя
Ruben
 
Сообщения: 4316
Зарегистрирован: 11.03.2005, 09:39:25

Вернуться в Библиотека | Գրադարան | Library

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron



  Rambler's Top100 @Mail.ru Rambler's Top100